Вьетнам на взлёте

В России вышла книга Григория Трофимчука «Вьетнам на взлёте» Эта книга – не туристический путеводитель по Вьетнаму, не научный справочник, не историческая монография и не сборник воспоминаний о Вьетнамской войне. Это комплексный взгляд на современную, то есть на сегодняшнюю и завтрашнюю страну сразу со всех ракурсов: политического, экономического, технологического, культурного, этнического. Но самое главное – взгляд с простой, человеческой и даже несколько эмоциональной стороны. Ведь без эмоции о ярком, необычном и во многом таинственном до сих пор Вьетнаме, как надо, не рассказать.

Сегодня требуется именно такая настройка оптики для панорамной оценки Социалистической Республики Вьетнам (СРВ). И прежде всего при взгляде из России, так как многие наши сограждане до сих пор видят её в несколько искажённом свете и воспринимают в несколько устаревшем контексте. А кому-то, страшно сказать, кажется, что там до сих пор идёт война. Это и подтолкнуло автора к работе, к специальной поездке по Вьетнаму для сбора свежих впечатлений: с севера, из столицы, Ханоя – до центральной части, к морскому городу Дананг – и далее на юг, в город Хошимин. Не говоря уже об отдельных, ответвлённых маршрутах из каждого этого пункта. Если применить вьетнамскую терминологию, то путь, с севера на юг, выглядел так: Бакбо (Bắc Bộ) – Чунгбо (Trung Bộ) – Намбо (Nam Bộ), потому что страна состоит из трёх основных регионов. Очень простое и внятное деление.

Главное требование к книге о такой необычайной, во всех отношениях, стране: она не должна быть скучной, она не должна быть длинной. А ещё в ней должно быть много иллюстраций, ведь не показать Вьетнам в картинках абсолютно невозможно. Вьетнам, который похож на карте на латинскую букву «S», до сих пор, по инерции, видится россиянам в формате чёрно-белой военной кинохроники 60-70-х годов XX века – настолько сильно сработала в своё время советская пропагандистская машина. За такой профессионализм её можно только похвалить, но время сегодня явно уже другое.

Наши люди просят дать им информацию именно о сегодняшнем, о современном Вьетнаме. Вот одна из таких просьб, встречающихся тут и там в интернете, от девушки из России: «Здравствуйте! А вот не попадались ли вам сто́ящие книги про современный Вьетнам? Чтобы там было про то, как люди живут, какие у них проблемы, что едят, чего хотят от жизни и так далее. У меня тут просто на работе появилась девушка из Ханоя, и мне хотелось бы её лучше понимать, поговорить с ней о том, что для неё может быть интересно, полюбопытствовать, насколько её реальность отличается от того, что описано в книгах. Художественная литература тоже пойдёт, но ни одного вьетнамского автора я не знаю. Про войну во Вьетнаме не надо. Спасибо!» Добавить к этому обращению больше нечего, кроме того, что россиянка абсолютно права. Ведь даже если просто набить в интернете запрос на «10 книг о Вьетнаме», на вас опять начнут сыпаться произведения о войне. Хорошие, прочные и нужные произведения – но о войне. Поэтому хочется сразу же ответить этой девушке и сотням таких же любознательных: ну, хорошо, – вот вам Вьетнам. В каком-то смысле Вьетнам представляется россиянам большой торгово-производственной площадкой, откуда якобы до сих пор в Москву, на российские рынки непрерывным и, главное, хаотическим потоком текут, с мешками и полосатыми сумками, вьетнамские продавцы. И это тоже один из старых стереотипов. Встречный, и в основном туристический, поток во Вьетнам из Российской Федерации тоже является довольно узконаправленным. Ведь туристы, в конце концов, едут туда развлечься, отдохнуть внутри своих семей, привезти во Вьетнам деньги, а не вести из страны пребывания специальные общественно-политические репортажи, – и большего с них требовать нельзя. Но большое спасибо и на той позитивной информации, которую они оттуда транслируют, доставляют. Ну и наконец, в совсем уже «страшных» снах кто-то из россиян видит Вьетнам чуть ли не союзником американцев, преследующим где-то там, в далёкой Азии коварные политические цели, не совпадающие с задачами России. Лично автору напоминали об этом не раз, и это может стать проблемой, если вовремя всё чётко не разъяснить. Поэтому важно постараться аккуратно, дипломатично снять не только эти, но и все остальные шаблоны, которые осели в части общественного сознания с тех странных «перестроечных» времён и последовавшего, вслед за ним, десятилетия «дикого» российского капитализма, когда вьетнамцы были упущены нами из виду. Современный Вьетнам это не только рисовые поля и знакомые каждому конусные круглые соломенные шляпы, – ну вот как нас, примерно, где-то до сих пор идентифицируют по лаптям, кокошникам, медведям и балалайкам. Хотя именно такие модели шляп не встречаются больше нигде в мире, только во Вьетнаме, это абсолютный вьетнамский эксклюзив и, действительно, один из основных культурологических брендов. Когда автору подарили такую шляпу на одной из вьетнамских выставок, в Москве, он не смог пройти с ней потом и десяти метров. Тут же набросились девушки и просили, просили, просили эту шляпу для фотосессий прямо на месте. И ещё – сто вопросов: «А где вы её купили?! А там ещё такие есть?!» То есть, «работает» вьетнамская шляпа. Тотальная узнаваемость и любовь, вот что значит сила глобального бренда. В старых подшивках советских иллюстрированных журналов, например в «Огоньке», часто можно встретить вьетнамок в этих уникальных головных уборах, собирающих рис или напряжённо смотрящих вдаль, с автоматом в руках, из джунглей. Но сегодня, всё-таки, хотелось бы понять Вьетнам через передовых вьетнамских модельеров, через красивейших вьетнамских стюардесс, первыми открывающих гостям дверь в свою страну, через стильных телевизионных ведущих – через новых для нас людей, образ которых почему-то так долго добирается до России. Зайдите в главную дискотеку Дананга «Восток», которая считается чуть ли не основной и в масштабах страны, – и вы сходу увидите другую планету, Modern Vietnam, так сказать, только что открытую вами прямо здесь. Не говоря уже обо всех остальных сигналах, знаках, идущих со всех сторон, чуть только вы шагнёте с трапа на вьетнамскую землю, простившись со стюардессами. Поэтому после первых же заметок и репортажей автора, оттуда, размещённых в социальных сетях и сделанных в нетривиальной стилистике – включая и просто снимки с вьетнамских телеканалов, прямо с гостиничного телевизора, с фотографиями стильных телеведущих, – посыпался вполне ожидаемый, возбуждённый и недоумённый вопрос от соотечественников: «А это точно Вьетнам?» И это важнейший репрезентативный показатель. Говорящий о том, что весь объём литературы, выпущенной в РФ после исчезновения СССР, к сожалению, так и не смог показать Вьетнам и вьетнамцев так, чтобы снять в восприятии бывших советских и новых российских граждан шаблоны по данному вопросу. Что-то было скучным, что-то, наоборот, чересчур легковесным. Что-то вообще не заметил никто.

Ханой такая подача устраивать не должна. Популяризация передового, во всех отношениях, Вьетнама должна быть максимально эффективной, тем более ему есть что показать и России, и миру. При этом автор выражает благодарность всем россиянам, кто исследовал тему Вьетнама до него, идя по разным дорогам, проделав огромную работу, и зачастую исключительно на собственном энтузиазме. Особенно в те самые 90-е, когда «интерес» к стране в целом был почти на нуле. Именно они, эти российские энтузиасты, учёные и специалисты, в том числе те, кто всю жизнь изучал вьетнамский язык, не позволили оборваться российско-вьетнамской связи, хотя в некоторых моментах казалось, что так оно и произойдёт. Благодаря этим людям наши страны не потеряли друг друга из виду в процессе суровых перемен, и теперь нам, мне уже легче расширить, расчистить сохранённую ими дорогу, вдоль которой они регулярно обновляли все знаки и указатели, несмотря ни на что. Иногда даже на полное отсутствие денег. А ещё надёжной связью сквозь все времена была традиция сбора, по праздничным и памятным датам, в Посольстве СРВ в Москве советских и российских ветеранов, которые когда-то помогали Вьетнаму, там на далёкой земле, выдержать самый трудный период становления.

Образ нового Вьетнама, по мере чтения, прохождения текста, будет складываться у читателя постепенно, как из кубиков. С первой и до последней страницы, с первой фотографии оттуда. Он будет складываться, как и музыка самого вьетнамского языка, разбитого, как кажется русскому уху и глазу, на очень короткие слоги. И даже сами русские фразы в книге построены по тому же принципу. Ведь в русском языке есть много таких коротких и простых слов как «вот», «это», «так», – и они максимально использованы на страницах. Ради лингвистического эксперимента, можно бы даже было написать аннотацию к книге, полностью состоящую из как бы вот таких провьетнамских элементов: «Э́́то всё про́ Вье́т На́м. Про́ его́ ви́д, бы́т, тру́д, ро́ль и ве́с в ми́ре. А ещё про́ мо́ре, еду́, цве́т и зву́к. О то́м, что́ Вье́т На́м смо́г с на́ми, смо́г уже́ бе́з на́с и ке́м ста́л. И что́ у Росси́и с ни́м бы́ло в то́м и уже́ е́сть в это́м ве́ке». Ну а что: на глаз, особенно издалека, даже очень похоже на вьетнамский текст. Но главное, всё же, не литературные украшательства, узоры, а сам смысл глобальных, судьбоносных перемен в отношениях России с ведущими столицами Востока, Азии – и конкретно, Вьетнамом как одной из них.

Итак, наведите на резкость: перед вами давно уже другая страна, Вьетнам нового поколения, третьего тысячелетия. Вам, нам, им, всем стоит изучить его повнимательнее. Судя по реакции экспертного и журналистского сообщества самого Вьетнама, автор понял, что именно такого подхода ждёт наше общее информационное пространство. Чтобы ворота в новый Вьетнам открылись ещё шире. Вот для всего перечисленного – эта книга.

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

©

СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ

Пожалуйста напишите нам и мы Вам обязательно ответим!

Sending

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account